Мое книжное начало (часть 2)

Бывало во мне просыпался гипертрофированный учитель и утихомирить его стоило больших трудов. Убеждая себя в том, что мне крайне нужны логические и аналитические способности, я с жадностью впитывал учебник, который назывался «Логика». Хотелось найти объяснение связанности происходящих событий настоящего, прошлого. Объяснить дальнейшее изменение, затем связать с развитием, возникавшим при рождении изобразительного образа. Вот такая каша желаний, которую страсть как хотелось расхлебать. Никакого спокойствия такие желания не давали. И помочь мне никто не мог. Сам заварил — сам и расхлебывай! И хиромантию примерял. Она же хоть малый, но имеет графический выход в судьбоносном формировании дальнейших движений случайностей, которые подбрасывает жизнь, как в свои, так и в чужие планы.

Сейчас я, уходя в начало книжных событий и их вмешательство в мое развитие, как бы просматривая свои истоки, могу уже сделать вывод и, даже удивиться, как же туго переплелись книжные знания с реальной жизнью. Теперь особо увлеченные компьютером, могут сказать, что без их общительного виртуального друга, жизнь совсем невозможна. Нам, за неимением такой поддержки, компьютер заменяла книга, и даже не кино и улица.

С ожиданием чуда, переворачивая страницу, с жадностью сканируя глазами текстовые иллюстрации, я уходил в глубины представлений, блуждая по нарисованным пространствам.

Можно только теперь объяснить, откуда у меня взялось образное мышление в таком подробном изложении. Раздвигая мысли, в понимании их представления и, конечно в своем интерпретированном преобразовании, я, уже как новоявленный автор, хотел, добраться до истины, пока еще не выраженной словами, но близкой к рождению творческих мук. Бывало, текстовой фрагмент, понятый не однозначно, навевал свои, то есть, нужные мне мысли. А уж они, как водоросли разрастались, заполняя мысленные пустоты. Затягивая прозрачности, без объяснений и логических связок. Без предложения, что все придется разгребать, объяснять, систематизировать, раскладывать по полкам своего понимания. Самое частое и сбивчивое, что делалось без усилий и напряжения, это скатываться в уже проторенную колею, из которой в самостоятельность приходить можно только с дополнительной порцией усилий. Как будто это усвоено и понятно — значит ты уже прилично вязнешь в колее! Стоит опасаться этого.

Подобие поучительно, но затягивает своей найденной подробностью. Лучше искать свою обобщенность, ярко выраженную лаконичность, а детали и отростки уже возникнут, как всякая последовательность, Теперь я это называю средства выражения. Мои приемы, к которым сводились мои способы последовательного овладения творческим смыслом. Только, не уходя от книг, как первоисточников, нужно отдать им должное в поиске подкрадывающегося подхода. Вот несколько кратких пунктов, на которых можно заострить внимание.

  1. Геометрическая слаженность, где найденные формы как-то находят обобщенность. Когда эта слаженность найдена, тогда можно и найти объяснение и даже назвать композицией.
  2. Найденное понятно и даже легко воспроизводится, вызывая какие-нибудь чувства.
  3. Посторонним понятно твое движение даже с продолжением мысли.

Прочитанное в книге-это не простор на все четыре стороны, а, скорее обозначенный коридор с просветом, но он еле виден. Это всего лишь позиция автора, профессионально, предложенная и, зачастую, завернутая в красивую обертку. Подключая интуицию к развитию мыслительного освещения, можно увидеть то новшество, которое при подобной читательской подготовке может и возникнуть и, как будто твое, но это всего лишь резонанс, который надо создать. Для меня это чтение. Порой написанное медленно отдаляется от мыслей, которые самостоятельно идут. Их независимость углубляется, поражая своей новизной. Здесь автор книги и «автор», которого можно назвать «писатель» отправляются в «куда-то», параллельно осваивая свои фантазийные образования.

Без творческой подготовки, без специфических знаний, которыми можно овладеть только через практику и пробы, я пытался прорваться в мир искусства, руководствуясь только наивным упрямством. Правильно ли это, вопрос остается до сих пор открытым. Мой путь был таким.

Другого предложить не могу, тем более описать его. Каждый пишущий картины автор и ваятель практик прилично водит читателя дилетанта за нос. Вокруг и около, помахивая своим лавровым венком для своей словесной убедительности. Возможно, кое где и я тоже пользуюсь этим приемом. Такова уж моя педагогическая сущность, пришедшая ко мне от литературы, так что читателям стоит присмотреться и призадуматься. Искать правду, которая твоя, смысл, который истинный. Не обольщаясь упрощенными схемами, предложенными из чужих истин. Они могут рассыпаться при конкретизации, оставаясь вопросительно подтвержденными. Польза тоже есть. Рассерженный поисковик-читатель становится нервно устойчивым, цепляясь крепче за свое, надежное. Возникновение фантома, будь то при чтении или другой творческой деятельности, никакая ни редкость. Не зная о его существовании, его можно держать у себя перед глазами, не замечать — для пользы или для вреда он объявился. Признаки его существования можно определить методом, который называется «от противного». Когда фантом объекта или события отсутствует, почти невозможно развить мысль. Она не клеится ни убедительно, ни доказательно. Спорить, обсуждать, направлять действие некуда. Значит фантома нет. Все по другому! Откуда что берется! Фразы и образы, будто кто подбрасывает. Все окрашивается эмоциональной возбужденностью. Это и есть появление фантома! Ура!

Artist, sculptor, illustrator. I’m writing about creativity.

Artist, sculptor, illustrator. I’m writing about creativity.