Разрушение реалистических устоев авангардными течениями

Не проверенная лишь в самых малых деталях гипотеза об особой активности в живописных композициях, родившаяся на полотнах модернистов

Ежегодные и, даже повседневные события, которые с нами происходят, могут остаться незамеченными. Это может касаться и изменений, которые происходят с картинными сюжетами. В них появляются неожиданные смысловые связи, о которых мы раньше не думали и, поэтому, их не замечали. Эти изменения не в линиях и пятнах, они — в восприятии, которое, как ни странно, происходит в нас, но без нашего разрешения. А теперь — по существу.

Художник, которого можно назвать творцом, отражает уже существующие формы и доводит этот процесс до такого совершенства, что, казалось бы, дальше уже не куда. Но такого не бывает. В сторону или назад, это тоже направление. Нужно только сменить целевую установку, например, она может быть и в сторону разрушения формы реалистического содержания, остается, ни много ни мало — красочный смысл.

Приведу сразу пример с картиной самого неоспоримого Модерниста Пикассо и его картину «Женщина на берегу моря», в которой самым наглядным образом происходит это самое разрушение. От образа женщины остается лишь техническое сооружение, с полным разочарованием ожидаемого, того что было заявлено в названии. И более наглядный пример, который появился у меня на глазах, связанный с модой. Она и изобразительное искусство часто меняются местами в сфере влияния на массы своих поклонников и, поэтому я сильно не различаю их в движении во времени. Вот одна, довольно заметная деталь! В одежде стали присутствовать нарочито и искусственно состаренные протертости или пришитые заплатки. А начинался этот модный вид из практических соображений, когда из изношенных брюк делали шорты. Самый быстрый и простой способ оказался самым естественным — отрубить штанину топором. Жаль, что этим изобретателем был не я, ведь моя фамилия Порубов :)

После этих изысканий уже легко смоделировать недалекое будущее, как прогноз, и движение моды и взгляд на искусство.

Не меняя круто тему, взгляд перевожу с окружающего мира во внутренний и он, надо полагать, не менее интересен. В этом стоит убедиться а я, не теряя возможный момент, восстанавливаю следующую откровенность, которая не оставит тебя без внимания. Уходя не далеко за рамки приличия, на личном примере, постараюсь возбужденно растрогать тебя, доверчивый читатель! Под моим особым вниманием внутренний мир пытливого модерниста, так как он — самый массовый потребитель и творец живописной культуры. Некоторым может показаться, что я начинаю слишком издалека, но нет. Раскрытие причины и сквозящей темы начинается уже со следующей строки.

Много раз я замечал за собой, что нахожусь под влиянием нахлынувшего внезапно или медленно обволакивающего, но совсем не комфортного состояния. Прежде, такое воздействие на меня незнакомых влияний я расценивал абсолютно спокойно. Да было, но рассеялось. Как пришло, так и ушло и я снова, как новенький. Этот случай, когда все ясно, не стоило бы и описывать, подбирать слова и обозначать случившийся момент. В дальнейшем моя проблема росла и становилось труднее контролировать возникающую изменчивость, тем более, подвергать её быстрой коррекции.

НО, стоит попытаться, тем более что тебе, дорогой читатель, не помешает оказаться в числе осведомленных. Эти, не совсем обычно изложенные факты и правдивые примеры, заинтригуют тебя к углубленному к ним вниманию. Скрытая форма моих мыслительных преобразований предполагает слабо намечающийся изобразительный выход, но он — не самоцель а, больше, как предмет для объяснения.

Возникает ожидание, что если я это напишу это красками, станет больше ясности и понимания. Только эта надежда — обманчивое, иллюзорное и эфемерное мнение. Этот туман может сгуститься, образовывая не похожие ни на что формы, а может рассеяться, не оставляя ни какой зацепки для перехода в настоящий момент.

Примечание. Несколько устойчивых стадий, отражающих состояние настоящего момента.

  1. Реально существующий объект, отраженный специфическим образом.
  2. Рукотворное художественное воплощение объекта, приближенное к аналогу.
  3. Словесное описание, приспособленное к функциональному взаимодействию со средой.
  4. Мысленная форма (представление, воспоминание).

Понять свой или чей либо творческий процесс, взглянуть на изнаночную его сторону — увлекательная тема для разбора на составные части, его тонкостей. Для здравого же смысла это явное отклонение по логике, но не для искусства, тем более для творчества. Необычность образных композиций — главное тому оправдание. Такое кратковременное помешательство вполне допустимое состояние для пробуждения спящих эмоций, без которых искусство — мертвая зона. О таком творческом состоянии не названных Модернистов говорят: «Ушли в картину», «Не вернулись из образа» и т.д.

Во время общения с ними и со мной — тоже, можно отметить некоторое искривление в восприятии окружающей действительности и искажения устоявшихся фактов. Подобный феномен часто характеризуется крамольной фразой: «Он странный!». Только такой оценке не стоит огорчаться, а широко улыбнуться с нарастающим восхищением: «Ура! Я странный!».

Долгое нахождение в иллюзорном или искривленном пространстве таит в себе угрозу для здравого смысла и даже может расцениваться, как симптома болезни. Пройдет или не пройдет, выражаясь медицинским термином, зависит от индивидуальной непереносимости. Мне и многим, и не только Модернистам, не хочется выходить из своего придуманного мира. Причины можно перечислить только эта тема еще раскроется, но позже.

Приведу свой, жизненный пример. Занимаясь исследованием искривленного пространства, попутно обучаясь его изображать, не теряя связь со здравым смыслом, я пережевывал издержки избранной позиции. Но мало горя. В моем возрасте, уже, можно сказать про себя: «Лицедей, не желая того…». И, что бы про нас не думали, видя издалека своего собрата, если не по перу, то по кисточке, с пониманием отношусь и прощаю подобные «заморочки». Чего и вам желаю, дорогие мои читатели. Модернистам надо творить в этот благоприятный период, а не лечиться. Избегать того, чего ждешь, почти как творческий преступник. Есть такое предостережение в подобной роли, что раздваиваться, пусть даже ради стоящего результата и таким способом побывать в этом коварном мире иллюзий не безопасно. Всякий, побывавший однажды, не уходит из него добровольно или мир не отпускает его, только вот результат одинаковый. Причин для задержки много и даже можно их перечислить. Но.

На очереди более полезный список не жестких рекомендаций, которые я, находясь в искривленном пространстве, отобразил. Так это выглядит в живописи и на словах.

  1. Положение красок сдвинуть в сторону благоприятного для них размещения;
  2. Смысловую сторону отдать зрителю для многозначительного толкования;
  3. Цвет и свет приблизить к реальному восприятию;
  4. Ко всему, что уже написано, отнестись особо, точнее, как к красочному ревю.

Такое краткое описание предполагает в желательном порядке еще и практические пробы. Только с ними все перечисленные советы и рекомендации примут предполагаемую весомость. Так что, уже можно сказать, что произошел тренировочный переход в картину? Теперь, пора подумать о том, как возвращаться и как отыскать переход к здравому смыслу. Конечно, об этом будет написано дальше, а пока без инструкций ни шагу. Таково первое противопоказание к применению для живописной игры под общим названием — «Авангард».

Дальше — твое внимание должно оставаться там же, но если оно без красок, реально наложенных, общение будет слегка суховатым. Еще и по причине того, что тебе беседовать не с кем. И об этом сказано дальше, в статье «Поиск и отображение».